Люсьен Пирожков (mrlycien) wrote,
Люсьен Пирожков
mrlycien

Categories:

Не для споров

Оригинал взят у lazar_kr в Не для споров
Предисловие.
Этот разговор я передаю из «вторых уст». Мне рассказывал Борислав Милошевич, а ему – сам Слободан. Когда Черномырдин с Ахатисаари приехали к  Милошевичу во время агрессии НАТО против Югославии со своим планом, Слобо спросил Черномырдина (именно Черномырдина, а не Ахтисаари): «А что будет, если мы не согласимся?». «Тогда ста тысяч белградцев не будет в живых», - так, примерно, ответил Черномырдин.
Собственно, своей «капитуляцией», как ее называют те ж не все, но многие е белградцы (к косовским сербам у меня вопросов нет, их чувства понятны, как и чувства, например, краинских сербов или сербов, уходивший из Сараева в январе 1996-го, после Дейтона), он спас их и их детей.

Собственно, совершенно не понимаю, что Белград могу сделать а августе 1995-го, во время Олуи – это в условиях-то полномасштабных санкций, когда плюнуть было невозможно, чтобы санкции эти еще не ужесточили.  В Факовичах (это, правда, Босния, но в данном случае роли не играет), мне рассказывали, что когда в октябре 1992 селение жгли и убивали его жителей, на другой стороне Дрины (а Факовичи прямо на Дрине, где она граница)  была какая-то часть ЮНА. «Помогите, спасите!», - кричали убиваемые жители. И крики их были прекрасно слышны на том берегу. Но ничего сделать было невозможно – действия ЮНА немедленно были бы объявлены актом агрессии. Ну и полетели бы бомбы на Белград и другие югославские города на семь лет раньше. Вот и вся разница. Более того, тогда бомбами бы не ограничилось. Все же в 1999-м Россия была уже самую малость, но другой, чем в 1992,  и сволочь-Козырев уже не был руководителем МИДа (когда РФ голосовала ЗА – даже не воздержалась – широкомасштабные санкции против СРЮ.)

При этом мне в августе 1995-го хотелось помереть – вот просто помереть, навсегда, чтобы ничего не видеть и не слышать больше.  Характерно, что и Республика Сербская, несмотря на военные соглашения с РСК – ничем ей тогда не помогла. Д и нечем было.

Что касается Дейтона, то как ни трагично он тогда воспринимался (мы под Старый Новый год вместе с друзьями-боснийскими сербами в Москве смотрели новости по телеку, как раз как сербы из Сараева уходят – кто плакал от отчаяния, кто ругался черными словами, кто просто молчал безнадежно), то теперь очевидно: Именно Дейтон позволил сохранению Республики Сербской и сербам в Боснии, именно он является гарантом их существования.

Я не судья и не защитник Слободана Милошевича – пусть все расставит на свои места время и история. На мой взгляд, еще не расставило окончательно. Повторюсь, я понимаю чувства краинских, боснийских, косовских сербов, оставшихся без родины – и их эмоции и оценки. Они имеют на них право.  Как и мой друг Стево из Нови Сада. В 1998-м ему было 20, он бросил университет и пошел служить  в армию – воевать в Косово. Для него та война так до сих пор и не кончилось. Когда пару лет назад его спросили, не хочет ли он побывать в Космете, в монастырях там или где, Стево, изменившись в лице, ответил: «Само у униформи». Так вот, По-настоящем он уважает только генерала Младича и еще одного генерала – своего командующего, не помню фамилию (она не из тех, что «на слуху»). К тому же Милошевичу у него куча претензий, но предателем  и слабаком он его никогда не называет, в отличие от своих товарищей-сверстников, которые ни в какоми Комете не служили, а когда Стево пошел в армию, крутили пальцем у иска: мол, тебе больше всех надо?

Ну ладно, предисловие закончено. Я о другом. Путин и Россия (да и Россия до Путина, ельцинская) даже в самые хреновые для себя времена никогда не были в таком положении, как Югославия и Милошевич. И широкомасштабные санкции теперь запрещены (а Россия, между прочим, член СБ ООН с правом вето), и  ядерное оружие никуда не делось.  И даже при самых худших раскладах Европа от РФ, пожалуй, больше зависит, чем наоборот (я про государство, а не про наших правителей олигархо-«патриотов») .  И все вот эти разбежавшиеся по инету  цитатки:
«Уже подготовлен «Акт о предотвращении агрессии со стороны России 2014» ((BILL) № 2277 прошёл второе чтение
Там, в частности:
Пункт. 202.(2)"Если Правительство Российской Федерации не отзовет практически все вооруженные силы Российской Федерации от непосредственной близости к восточной границы Украины, и агенты Российской Федерации не перестанут принимать активные меры по дестабилизации региона, Президент налагает санкции, описанные в подразделе (B) по отношению к следующим компаниям:
(А) Сбербанк;
(В) Банк ВТБ;
(С) Внешэкономбанк;
(D) Газпромбанк;
(Е) Газпром;
(F) Новатэк;
(G) Роснефть;
(H) Рособоронэкспорт;
(B) Право на наложение санкции дано Президенту согласно Национальному закону чрезвычайных экономических полномочи», -

Это не то, что хрень собачья, но вот не сильно пугает и впечатляют всех, кроме тех, кто все эти месяцы твердил про «тайный план Путина» - и сейчас, уже осознав, что  никакого тайного плана нету, - его выгораживает. Или даже не выгораживает, а пытается понять, «чем его так напугали». Ну, типа найти ту самую угрозу, аналогичную черномырдинской «100 тысяч белградцев умрут». Но и это все пустое.

Дальше я буду писать вещи совершенно бездоказательные. Собственно, и ранее у меня не было стремления что-то доказывать. Да и невозможно это сделать в условиях интернет-анонимности. К тому ж мы не в суде.  Так что не надо у меня просить «пруфы на мысли Путина». К слову, это вовсе не значит, что у меня нет кое-каких свидетельств и доказательств, для суда не годных, но вполне себе доказательных. Но опять-таки, никакие ссылки на ну очень информированные и достоверные источники, которые для меня – именно таковы, а для читателя вооще неизвестны,  не проходят.

И тем не менее. Во-первых, август 2008 в Южной Осетии должен был закончиться «кавказской Олуей». Случилось иначе только потому, что Путин в этот момент не был президентом (не потому, что Медведев был президентом, а потому что Путин не был – подчеркиваю разницу) и отсутствовал 8 августа в Москве и России. В определенный момент ситуация стала развиваться так, что вернуть ее на прежние релсьы оказалось невозможно, выражаясь поэтично, хотя и очень приблизительно, ржавые имперские шестеренки слишком раскрутились – и оставалось только выступить защитником-освободителем.

Вместо предполагаемых (и совершенно бессмысленных, как было после «Олуи») криков о преступлениях против человечности, гуманитарной катастрофе и этнических чистках – при реально вычищенном «Цхинвальском регионе», ставшем де-факто частью Грузии – получилось то, что получилось.   И одни стали говорить о «Путине – защитнике и освободителе», другие, типа Илларионова, что Россия-де сама перестреляла своих миротворцев, чтобы воспользоваться этим как поводом. Хотя всем, кто внимательно следил за ситуацией в регионе (не пять дней войны, три недели до и три после, а как минимум с лета 2004-го), было очевидно, к чему готовится Грузия. Уже в марте 2008-го стало понятно, что в течение этого года Грузия будет кардинально решать вопрос. Дальнейшее только подтверждало это. А когда в июне Грузия начала эвакуацию населения из грузинских сел Ю. Осетии стало очевидно: гарантии получены, война – дело ближайших недель.

Иными словами, Путина к определенным действиям, которых он и не хотел, и не предполагал изначально, вынудила ситуация. То же самое, но только куда в более острых формах, было с Крымом.  Его загнали в абсолютный тупик – тут он сам вполне прямо выразился: Москва не могла допустить базы НАТО или США в Севастополе.  Единственный выход после переворота в Киеве предотвратить  это был в присоединении (аннексии, возвращении – как хотите) Крыма.  Если бы этого можно было избежать, Путин бы избежал. Но было нельзя. Все. Больше Путину НИЧЕГО было не нужно от Украины: никаких Новороссий, никакого «русского мира», никакого «возрождения империи» или объединения разворованных преступным Беловежским сговором народов. Это вообще вне сферы интересов и ценностей данного политика, что было очевидно все полтора десятка лет, что он находится у власти.  У него другие ценности, цели, а соответственно, и целеполагания (что хорошо, что плохо, что выгодно, что нет.)

Слова в интервью от 4 март – про то, что мы придем в случае необходимости на помощь населению юго-востока , были сказаны по двум причинам: на волне крымской эйфории еще приподнять свой авторитет (уже реальный, а не дутые рейтинги, ибо многие из тех, кто никогда ВВП не верил и не поддерживал его, вдруг решили, что он изменился), а во-вторых потому, что Путин был абсолютно уверен – никакой такой необходимости не возникнет.  В этом же ключе было и обращение к Совфеду о возможности использовать войска. Он вовсе не провоцировал восстания на Донбассе, о чем воют в Киеве, оно для него практически столь же убийственно, сколько и дл этого самого Киева.  Труба, газ, «Большая восьмерка» в Сочи и прочие статусные мероприятия сильных мира сего, на которых он – один из этой мировой тусни, а уж если хозяин – так и совсем прекрасно.  И все это донбасское восстание поставило под угрозу! Какой, блин, русский мир, а уж когда на Донбассе заикнулись о национализации – о-о- -о.

Так что ВВП изначально не собирался вводить каких-то там войск, признавать ДНР и ЛНР, сколько-нибудь серьезно помогать им на государственном уровне. Но  он перехитрил сам себя – и попал в ловушку. После всех его незабытых еще  решительных заявлений от него ждали и решительных действий. Пока предполагалось, что ничего такого не понадобится, все было хорошо. А как понадобилось – йок.  В общем ничего не планировалось – ничего и не произошло. Путин не сливал, потому что никогда и не собирался поддерживать.  К 12 мая 9после донбасского референдума) даже самым доверчивым апологетам ВВП должно было бы быть ясным: ничего делаться со стороны официальной РФ не будет. Но люди кормили себя смешными надеждами и уверениями в «тайном плане».

К слову, все вопли на счет «теперь придется сдавать Крым» (чаще от апологетов как раз, которые разочаровались и в истерике) – тоже тупы. Ну, не обязательно тупы – это такая отчаянная попытка все же поднять Путина «на решительный бой», спровоцировать его «страшной угрозой». Никто ничего сдавать не будет: там наши войска, это по Конституции территория РФ, украинские войска с ополченцами плохо вооруженными хреново воюют, НАТО и США туда не полезут – не надо пугать наивных россиян и обнадеживать не менее наивных украинцев.   Да и сколько-нибудь серьезная террористическая активность вряд ли будет. Хотя какие-то инциденты на границе или на самом полуострове не исключены.

В итоге Путин не «слил» Новороссию, а преступно спровоцировал ее жителей на безнадежную борьбу.  Его вина в массовой гибели людей не меньше, чем у Киева. А нарушив очень важный принцип (на двором языке сформулированный так:: замахнулся – стукай),  поставил под серьезнейший удар свои политические прожекты, а значит – и политическое будущее. Я про Евразийский и Таможенный союз. Не надо обольщаться, что у ВВП страшно рухнет рейтинг в РФ (да и рухнет, п-а- думаешь, выборы у нас проводить умеют) или появится новое Болото, которое, как Майдан, всех свергнет. Ни хрена не появится – во многом благодаря безумному украинскому Майдану, который хорошо демонстрирует, как не надо. Но вот и в Казахстане, и в Армении, и в других особенно южных и азиатских республиках бывшего СССР свои выводы сделали. «Слабак. Трындел «своих не бросают», а бросил именно своих, русских, тогда как осетинам помог. Что с таим слабаком и его государством связываться? Если что – не защитят. А вот попользоваться ими, в случае чего, не грех». Это, ели чего, вполне реальные настроения в той же Армении.
Причем ели бы ВВП сразу внятно заявил свою позицию: РФ не нужна никакая Новороссия, ничего этого и не было бы (включая, войны и гибели сотен людей). Но, повторюсь, перехитрил сам себя.

Не обольщался, к слову, на его счет никогда хитрый крестьянин Лукашенко, почему и не лез  ни разу в этой ситуации поперед не-батьки в пекло. Он с самого начала, похоже, осознавал, как поведет себя Путин – и не собирался подставлять ни себя самого, ни свою маленькую страну под дополнительные удары. (При этом от некоторых заявлений и от личной поездки на инаугурацию Порошенко он вполне мог бы удержаться – всем было бы лучше, и ему тоже).

Сейчас происходит то (но в гораздо больших масштабах), что  было запланировано на август 2008: «чистая земля» под бездействие и мазохистские крики о гуманитарной катастрофе.  Впрочем, чем и когда это кончится – сказать сложно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment